Доклады

Протоиерей Михаил Герасимов. Путь христианизации северо-востока Руси.

Размещено Окт 13, 2017 в Доклады, Новости, Рекомендации и требования | Комментарии (0)

Протоиерей Михаил Герасимов. Путь христианизации северо-востока Руси.

13.10.2017 исполняется 1025-лет со дня преставления святителя Михаила, первого митрополита Киевского (30.09.992г. ст. ст.). Что известно о жизни святителя, его трудах и современниках?

На официальном сайте Московского Патриархата указано: «На долю первого митрополита Русской Церкви выпало нелегкое, но благодатное служение. Он ревностно обходил новопросвещенную Русскую землю, проповедуя Святое Евангелие, крестя и поучая новообращенных людей, основывая первые храмы и духовные училища. В Ростове он основал первую деревянную церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы и поставил там епископом Федора Грека». [1]

Архиепископ Владимирский и Суздальский Валентин в своем докладе, посвященном 1000-летию крещения Владимиро-Суздальской земли 1990 году указывал что «Ростово-Суздальская земля известна была князю Владимиру со времен похода 982 года, он там бывал неоднократно, основал город Суздаль, принимал во Владимире Аврамия Ростовского, посещал сыновей, князей Бориса и Глеба». [2]

Историк О.М. Рапов так описал крещение Руси: «Итак крестив киевлян в первый день августа 990 года и отправив Добрыню и Путяту на север обращать в христианство новгородцев, Владимир Святославич вместе с дружиной и христианскими миссионерами отправляется на восток … В конце августа или в начале сентября 990 года он закладывает город на Клязьме и крестит жителей». [3]

В 2015 году историк архитектуры С.В. Заграевский опубликовал исследование, посвященное топографии древнего Владимира [4]. В этой работе автор на основании множества летописных источников еще раз показал, что в 990 году князь Владимир Креститель ходил в страну Залесскую, области Суздальскую и Ростовскую, крестил все те земли, ибо были с ним два епископа греческого Патриарха и поставил город Владимир на реке Клязьме. В работе [5] С.В. Заграевский указывает, что в конце X века на реке Нерли рядом с Суздалем было основано поселение Кидекша «идеже бысть совокупное святых мученик становище, егда в Киев хожаху Борис от Ростова, Глеб от Мурома». Это указание позволяет предположить, что путь князей в Киев проходил через Суздаль и Переяславль.

Отметим частые контакты между русским северо-востоком и Киевом [6]:

884 год – поход князя Олега с суздальскими мерянами на северян,

913 год – поход князя Игоря Рюриковича с суздальцами и ростовцами против древлян,

947 год – посещение Суздаля княгиней Ольгой,

X век – Князья Святослав Игоревич и Владимир Святославович по два раза ходили на вятичей,

1010 год – князь Ярослав переведен в Новгород, а в Ростов и Суздаль назначен князь Борис,

1024 год – посещение Суздаля Ярославом Мудрым,

1066 год – поездка Владимира Мономаха в Суздальскую землю и т.д.

Значит были и дороги. Каким же путем связывались эти два центра Древней Руси?

Старую лесную Переяславскую дорогу, реконструировал археолог и историк С. З. Чернов [7]. Она проходила в XII веке от Москвы через поселения Красное, Преображенское, Черкизово, Пехра, Медвежьи Озера, Анискино, Громково, Макарово, Черноголовка, Шерна-городок, Крутец, Жары, Махру и Великую Слободу на Переяславль, Ростов и Владимир (рис. 1). Существование древних поселений вблизи трассы дороги подтверждается археологически.

По мнению историков, в XI веке через среднее течение Москвы-реки пролег один из немногих великих путей из Киева в Ростов, который пересекался в районе будущего города Москвы с более ранним торговым путем из Новгорода через Волок Ламский на Коломну и Рязань [8, с. 15]. Обоснованием древности сухопутных дорог на Руси могут быть слова Владимира Крестителя: «Расчищайте дороги, делайте гати и мосты». Еще в 1066 году 13-ти летний Владимир Мономах совершил трудное путешествие на коне из Переяславля Русского в Ростов Великий через дремучие брянские леса [9, c. 22], а его сын Юрий Долгорукий уже водил по этой дороге из Ростова к Киеву целые полки [10, c. 15], и к середине XII века существовал уже наезженный путь из Киева и Чернигова через Москву в Ростов и Владимир (рис. 2). Отметим, что в середине XII века можно достаточно уверенно говорить, что эта дорога переходила Москву-реку под Боровицким холмом, (немного выше по течению реки), так как в этом месте существовал Чертольский брод через реку у древнего села Чертолье, лежащего на Волоцкой дороге.

Древность Переяславской дороги подтверждает сенсационная археологическая находка 2015 года подвески-трезубца на городище Клещина времен киевских князей Владимира Святославича или Ярослава

Владимировича (X-XI века). Историки уверены, что подвеска показывает, что Клещин стал одним из центров княжеского управления Ростовскими землями на 100 лет ранее, чем считалось прежде [11]. А этот высокий статус города предполагал и наличие надежных и удобных путей сообщения уже в то время, что позволяет предположить посещение Клещина князьями Владимиром Святославичем, Ярославом Мудрым, Борисом и Глебом Владимировичами.

По этой же дороге из Ростова (как указано в летописи) шел князь Борис в 1015 году на место своей гибели на реке Смядыни. [12] Путь его конного путешествия мог проходить по маршруту: Муром – Владимир – Ростов – Переяславль-Залесский – Москва – Смоленск. При этом от Переяславля до Москвы по Старой лесной дороге, а от Москвы через Волоколамск до Ржева по Волоцкой дороге, а затем на Смоленск.

В 1155 году древнюю Переяславскую дорогу освятила древняя икона Божией Матери, когда святой князь Андрей Боголюбский ушел из Вышгорода под Киевом в «Ростовскую землю» через Москву. До Москвы князь шел, вероятнее всего, через Чернигов и Козельск, которые многократно проходил его отец князь Юрий Долгорукий.

Возможно, по старой Ростовской дороге в XII веке проходил просветитель язычников-вятичей преподобномученик Кукша Печерский со своим учеником Никоном, посетивший земли Богородского края на реках Клязьме и Воре. [13]

Возвращение князя Александра Невского в 1241 году в Новгород из Переяславля-Залесского по Старой Переяславской дороге через Москву, а затем по Волоцкой дороге проходило через: Волоколамск – Ржев – Старица – Торжок – Вышний Волочёк – Валдай – Крестцы – Новгород.

Позднейшее свидетельство о передвижении русских войск по старой Переяславской дороге относится к октябрю 1609 года, когда трехтысячное войско, вышедшее из Москвы, участвовало в освобождении Александровской слободы от поляков. В память этого события в августе 2017 года прошла межрегиональная экспедиция «Под княжеским стягом 2017» по участку древней дороги от поселка Фряново до города Александрова.

Краеведческие путешествия по старой Переяславской дороге и другим древним дорогам по опыту нашего прихода – удобный способ изучения истории, в котором древняя история объединяется с современной географией. Для популяризации и развития исторического и православного туризма, реализации лозунга «узнаешь историю – полюбишь край», требуется объединить усилия краеведов, сотрудников музеев, педагогов, исторических туристов, паломников и представителей власти на местах.

Список литературы:

1. Статья: «13 октября — память Святителя Михаила, первого митрополита Киевского» http://www.patriarchia.ru/db/text/52769.html

2. Архиеп. Валентин (Мищук). Начало распространения христианства на Владимиро-Суздальской земле. Доклад, посвященный 1000-летию Крещения Владимиро-Суздальской земли (990—1990). В кн.: К вопросу о дате основания г. Владимира. Владимир, 1992. С. 21-38 http://www.rusarch.ru/mishuk1.htm

3. Рапов О. М. «Русская церковь в IX — первой трети XII вв. Принятие христианства». М: Высш.школа, 1988. С. 288-302 http://www.russiancity.ru/books/b82.htm#c4

4. Заграевский С.В. Историческая топография домонгольского Владимира. М., 2015 http://www.rusarch.ru/zagraevsky45.htm

5. Заграевский С.В. Историческая топография домонгольской Кидекши // Материалы ХХII межрегиональной краеведческой конференции (20 апреля 2017 г.). Владимир, 2017. С. 123–148. http://www.zagraevsky.com/kideksha.htm

6. Очерки В.М. Снегирева о Суздале. Глава 7 http://suzdal.org.ru/Information/snegirev_book/snegirev_7.htm

7. Чернов С. З. Древняя Русь. Вопросы медиевистики. М:2003, №3

8. История Москвы с древнейших времен до наших дней: В 3 т. – Т.1: XII–XVIII века.– М.: Издательство объединения «Мосгорархив», АО «Московские учебники и картолитография», 1997.– 432 с., ил.

9. Копышев П.П. К истории древних трактов восточного Подмосковья и Замосковья (исторические экскурсы и экстракты) – Ногинск. 2015. – 77с.; илл.

10. Симонов А.Ю. Древние пути Восточного Подмосковья. Ногинск (Богородск). 2015. – 60с.; илл.

11. Н.А.Макаров. Подвеска со знаком Рюриковичей из летописного Клещина (http://www.archaeolog.ru)

12. Борис и Глеб / Андрей Ранчин. — М.: Молодая Гвардия, 2013. — 298[6] с.: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер.биогр.; вып. 1430). http://www.e-reading.club/bookreader.php/1031897/Ranchin_-_Boris_i_Gleb.html

13. Панин А., Григорьева И., Дмитриев В. История Николаевской Берлюковской пустыни. Издание второе исправленное и дополненное – Берлюковский Издательский Дом. 2011. 175 с.: — илл.

Просмотров (106)

Читать далее

Г.Е. Ратников. Волковы – предки художников С. А. и К. А. Коровиных по материнской линии.

Размещено Окт 9, 2017 в Доклады, Новости | Комментарии (0)

Статья опубликована в №55 журнала «Генеалогический вестник», стр. 74-87.

Воспоминания известных людей читаются нами с большим интересом. Из них мы узнаем о поиске смысла жизни, творческих исканиях, фактах повседневности, истории взаимоотношений, окружении знаменитых личностей. Знакомясь с серьезными трудами искусствоведов, в которых они описывают происхождение семьи Коровиных,  становится ясным, что источником для них являются воспоминания самого Константина Коровина.  Но воспоминания художника таят для нас загадки практически на каждом шагу. Еще исследователь Н.М. Молева в своих работах[1] отмечала, что изложенные факты у Коровина не всегда соответствуют документам.

В предыдущих работах[2] автор статьи подробно показал историю семьи Коровиных, их родственников и близких. Родословная семьи восстановлена до начала XVIII века. Установлены родственные связи Коровиных с Волковыми, Ершовыми, Блинниковыми–Вяземскими, Кротовыми, Карповыми.

 Аполлинария Ивановна – первенец и единственная дочь в третьем браке Ивана Васильевича Волкова и Екатерины Ивановны, по первому мужу Соколовой, родилась 30 декабря 1831 г.[3] Венчание Аполлинарии Волковой и Алексея Коровина, будущих родителей Сергея и Константина, состоялось 31 мая 1857 г.[4] Живя в  браке с Алексеем Коровиным, добрых отношений Аполлинария Ивановна со свекровью, Вассой Михайловной (р. 14.8.1798)[5], не наладила.  «Белоручка. Она не знает до сих пор, куда в самовар воду наливают и куда угли кладут».[6] Вместо навыков ведения семейного хозяйства, у нее пустое умение игры  на музыкальных инструментах. Такое мнение о матери слышит маленький Костя. В этих словах видно типичное отношение свекрови к невестке.

Среди вопросов, которые автор решил раскрыть, был вопрос о происхождении и судьбе Екатерины Ивановны, бабушки художников, до ее выхода замуж за Волкова.

 Получив  звание потомственного почетного гражданина,[7] московский купец Иван Васильевич Волков решился проявить смелость. Он попытался опротестовать налог на одно из владений своей супруги. Благодаря этому делу с шестигласной думой[8] мы узнали, каким недвижимым имуществом владела семья Волковых на 1845 год в Серпуховской, Якиманской и Хамовнической частях Москвы: два домовладения были за Иваном Васильевичем, девять — за Екатериной Ивановной, одиннадцать — за дочерьми от второго брака Анной и Анфисой (в основном пустопорожняя земля),  одним домовладением они владели совместно с Натальей и отдельно одно место пустопорожней земли было за Елизаветой. Имена Натальи и Елизаветы впервые упомянуты среди родственников, и автору были ранее незнакомы. Взможно, у Екатерины Ивановны это был не первый брак. На это указывает ее возраст: в исповедной ведомости за 1831 г. ей 33 года.[9]

Много лет спустя, после смерти супруга,  Екатерина Ивановна распродала недвижимое имущество, оставив за собой только дом на Малой  Серпуховской (вл. 513/595) рядом с Мытным двором, который числился за ней еще в 1875 году[10] и, видимо, позднее. Костя Коровин гостил в этом доме, и упоминает его в своих воспоминаниях.[11]

Для выявления  хозяйственной деятельности наших героев  необходимо было, кроме всего, проштудировать «Общественные приговоры московского купечества». За 1817 г. было  обнаружено вступление  семьи Соколовых в московское купечество,[12] в составе: главы семьи Ивана Прохорова Соколова, его супруги Екатерины Ивановой и дочерей Натальи и Елизаветы. Оказалось, что в далеком прошлом Екатерина Ивановна была дворовой девкой графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской.

Московских домовладельцев обязывали принимать на постой военнослужащих частей, расквартированных в городе. Так, в одном из домов графини появляется унтер-офицер московской драгунской команды. Это был будущий супруг Екатерины Ивановны. Иван Прохоров сын Соколов уже в возрасте, ему далеко за сорок. А невесте графиня дала вольную. 15 ноября 1815 г. у молодых родился первый ребенок, дочь Наталья. В церкви во имя Казанской иконы Божьей Матери у Калужских ворот при крещении 20 ноября восприемниками  были графиня Анна Алексеевна Орлова–Чесменская и генерал Александр Алексеевич Чесменский.[13]

Вскоре Иван Соколов оставляет военную службу. Семья решает обосноваться в Москве.

В 1816г. «Московские ведомости» разместили объявление: «Продается дом с садом и с 2 прудами, и с заготовленной к строению материалом, также каляска лучшей работы, фортепьяно с органами немецкой работы. Тверская ч. под № 1, который вышел на угол на Петровский бульвар и на Трубу.»[14] 

«Унтер-офицерша, а ныне губернская регистраторша Катерина  Иванова, по мужу Соколова», участвуя в конкурсе на это владение, приобрела участок в марте 1816 г. за 6600 руб. серебром, дополнительно оплатив долг за земельный налог в размере 1245 руб. [15]  предыдущего владельца, статского советника Ивана Ильича Огарева[16].

Соколовы покупают этот участок так быстро, что в Великий пост исповедуются по новому месту жительства. В своем доме на Петровском бульваре, записанным  на супругу в приходе церкви Григория Богослова, что на Дмитровке, 14 декабря 1816 г. у губернского регистратора Ивана Прохоровича Соколова родилась дочь Елизавета. При крещении 20 декабря  восприемниками были московский купец 2-й гильдии Иван Степанов Власов, в недавнем прошлом вольноотпущенный графини Орловой, живущий в собственном доме,[17] и Екатерина Петрова, жена титулярного советника Гамонова.[18]

С семьей живет родной брат Екатерины Ивановны, московский мещанин Василий Иванов сын Иванов. Соколов решает вместе с ним уйти  в  винный бизнес. В архиве нашлось дело о вступлении в купечество Соколова. Заявление подано Иваном Прохоровым Соколовым 21 мая 1817 г. Доверителями были московский купец 3-й гильдии Сергей Иванов Прошляков, московский купец 2-й гильдии Иван Степанов Власов, московский купец 3-й гильдии Потап Назаров Соколов и московский купец 3-й гильдии Василий Иванов Колчин. Расписался за него сын его Иван Васильев.  Но дело затянулось. Только 10 января 1818 г. вышел  указ Московской казенной палаты о вступлении семьи Соколовых в московское купечество по 3-й гильдии Баражской слободы. Доверителями на тот момент были московский купец 2-й гильдии Баражской слободы Иван Степанов Власов, московский купец 2-й гильдии Петр Николаев Усачев и московский купец 3-й гильдии Степан, далее подпись неразборчиво.[19] Интересно, что Соколовы при вступлении в купечество называют себя вольноотпущенными дворовыми людьми графини Орловой – Чесменской.

В доме оформляются две портерные лавки.[20] Погреб дополнительно сдается в аренду для хранения вина.[21] Конюшня перестраивается под торговые бани.[22] На свободные площади в дом пускаются жильцы. Среди них в доме Екатерины Ивановны проживал музыкант Императорских театров Стефан Пименов Барабанов и «нотный копист» Андреев. Екатерина Ивановна, принимая в дом музыканта, должна была смириться с его музыкальными занятиями, так как для некоторых людей, посторонних от музыки, это серьезное испытание для их слуха и нервов. Видимо, уже тогда Екатерина Ивановна  мечтала обучить своих детей игре на музыкальных инструментах. Ее дочь Аполлинария воплотила мечту  своей матери и освоила игру на фортепьяно и арфе.

 В семье Соколовых  родилось семеро детей, из них трое сыновей. Выживают, правда, только дочери. Кроме уже нам известных Елизаветы и Натальи, родились еще Елена (19.5.1819) [23] и Софья (11.8.1821).[24] Среди восприемников при крещении детей были подполковник Ермолай Иванович Король, полковница Федосья Ивановна Бартенева, полковница Екатерина Ивановна Смирнова, титулярный советник Петр Иванович Давыдов, статский советник Дмитрий Иванович Телепнев,  Софья Борисовна, жена генерал-майора Константина Марковича Полторацкого.[25]

22 октября 1830 г., в возрасте 60 лет[26], во время эпидемии холеры, скончался Иван Прохорович Соколов.

В этом же году, 3 февраля 1830 года, Иван Васильевич Волков потерял свою вторую супругу Настасью Михайловну, которая умерла от «натуральной оспы».[27] У будущих супругов Волковых было пять месяцев для заключения нового бракосочетания (поиск метрической записи  о браке пока результатов не дал) и уже 30 декабря 1831 г. у Волковых, как было сказано ранее, родилась дочь Аполлинария.

В метрической книге при записи крещения дочери Натальи Ивановны Соколовой сделана пометка: «1833 авг. 8». Это говорит о том, что в 1833 г. в духовной консистории была запрошена копия метрической записи о рождении, необходимой  для предстоящего бракосочетания Натальи. Автор решил найти запись об этом событии. Но, перелистывая метрические книги москвских церквей, вместо брака Натальи, сначала встретилась запись о браке ее сестры Елизаветы. Венчание состоялось 24  мая 1833 г. в церкви Вознесение Господня на Большой Никитской: «прихожанин, живущий  в доме графа Михайлы Семеновича Воронцова, находящийся в ведомстве Московской Дворцовой конторы Губернский Секретарь Иван Трофимов Дурнов понял за себя Баражской слободы московскую мещанку Елизавету Иванову дочь Соколову.»[28] (после смерти отца сестры Соколовы были записаны по мещанскому списку).

Мать невесты, Екатерина Ивановна, на тот момент находилась в положении и 17 сентября 1833 г. родила мужу Волкову  единственного сына Ивана.[29]

 Муж Елизаветы, И.Т. Дурнов (16.1.1801 – 5.3.1847)[30], был сыном академика живописи Трофима Федоровича Дурнова (1765 – 8.11.1833),  жившего в Москве отдельно от семьи из-за необходимости иметь студию для творчества. Сам И.Т. Дурнов окончил Академию художеств в Санкт-Петербурге в 1821 году и затем преподавал в художественном натурном классе в Дворцовом архитектурном училище в Кремле. В 1830 г. он с братьями Алексеем и Василием Степановичами Добровольскими организовал Московский художественный класс, позднее преобразованный в Училище живописи и ваяния Московского художественного общества, где и продолжил преподавание. Когда деятельность художественного класса и успехи учеников И.Т. Дурнова обратили на себя внимание Санкт-Петербургской Академии художеств, тогда Академия, в числе других главных учредителей класса, в 1839 г. удостоила Дурнова звания академика за вклад по устройству училища и за преподавательскую деятельность.

В московской конторе Императорских театров служил журналистом и архивариусом его родной  брат, коллежский секретарь Петр Трофимович Дурнов. Другой брат, Александр Трофимович, стал архитектором. Товарищем Ивана Трофимовича по учебе в Академии художеств был Карл Павлович Брюллов, который, возвращаясь в Петербург из экспедиции В.П. Давыдова по Европе, в декабре 1835 г. задержался на несколько месяцев в Москве. Здесь, кроме прочих известных  работ, им были написаны портрет супруги Дурнова Елизаветы Ивановны (14.12.1816 – 23.3.1864),[31]  карандашный портрет самого Ивана Трофимовича и еще четыре акварельных портрета родственниц  Дурнова.

Сам Дурнов выполнил портрет Карла Брюллова. Все имена родственниц Дурнова И.Т. из семьи Соколовых нам известны.  В то время еще была жива его матушка Анна Ивановна (1776 – 29.1.1847).[32] Также Брюллов мог изобразить жену родного брата Петра (ее имя пока не известно) и родную сестру, художницу Марью Трофимовну, в замужестве Лавину. Марья попыталась, как и отец, выдержать экзамен в Академию в Санкт-Петербурге. Экзамен выдержала. Но академики не решились принять ответственное решение  и назвать женщину-художницу профессионалом: академиком она не стала. В 1851 г. она служила учителем рисования в училище Ордена Св. Екатерины в Москве.[33]

 Портреты И.Т. Дурнова и его супруги Елизаветы Ивановны доступны для просмотра в электронном каталоге Третьяковской галереи и через сеть Интернет. У автора есть задача найти четыре портрета родственниц, выполненные Карлом Брюлловым в 1836 г., чтобы их идентифицировать (находятся, видимо,  в запасниках Третьяковской галереи). И.Т. Дурнов в мае 1836 г. встречался с  К. Брюлловым и с А.С. Пушкиным, и позднее сообщил об этой встрече Е.И. Маковскому. По воспоминаниям современников, А.С. Пушкин и К.П. Брюллов часто встречались в обществе друзей. Александр Трофимович Дурнов позднее удостоен звания академика архитектуры. Спустя годы старший сын Ивана Трофимовича и Елизаветы Ивановны Дурновых и внук Екатерины Ивановны, Владимир Иванович (15.7.1834 – 14.3.1903),[34] окончив Дворцовое архитектурное училище,  так же состоялся как архитектор.  Поэтому бабушка настоятельно рекомендовала родителям Кости Коровина направить его учиться в архитектурный класс Московского училища живописи, ваяния и зодчества, где один год Константин послушно учился архитектуре.

Уточним годы жизни родителей Алексея Михайловича Коровина. «И жил дед до 93 лет».[35] Это слова Константина о своем деде. Но по документам получается, что жизнь деда была не столь продолжительная. Установлено, что рождение Михаила Емельяновича состоялось 6 июля 1798 г.[36] В исповедной ведомости Сергиевской церкви Рогожской-Ямской слободы  за 1865 г. его супруга Васса Михайловна называет себя вдовой, т.е. дед прожил не более 66 лет[37]. Сама Васса Михайловна тоже 1798 г.р. В «Адресной книге Москвы за 1873 год» ее недвижимость принадлежит братьям Дмитрию и Алексею Ивановичам Ершовым.[38] Это племянники зятя Коровиных, Никиты Ивановича.  Таким образом, дата ее смерти — 1871-1872 гг. Более точно мы сказать не можем, потому что метрики тех лет на хранении в архиве отсутствуют. И исповедные ведомости сохранились только до 1865 года.  Васса Михайловна прожила не более 74 лет.  Как наследство Вассы Михайловны досталось посторонним лицам, а не ее единственному сыну Алексею, нам пока выяснить не удалось.

Отец Аполлинарии Ивановны, Иван Васильевич Волков, умер 15 ноября 1853 г.[39] Спустя два года, в 1855 г., его сын Иван венчался с Татьяной Яковлевой (р. 1835),[40] венчание проходило не по месту жительства жениха. Иван опередил сестру в очередности женитьбы. Аполлинария была старше брата на два года, но сама вышла замуж только через два года после брака брата.

 Иван Васильевич Волков (р. 1791) из боровских купцов появился в Москве в декабре 1813 г. с родителями, уже женатым, с младшим братом и сестрами, Еленой и Настасьей. На первых порах он занялся скупкой масла у крестьян и его продажей на Масляном дворе. Но с 1817 г. он становится содержателем торговых дворов городского общества Москвы. Волков стремился одновременно быть содержателем двух и более дворов.

Иван Васильевич пережил период тяжелых событий в личной жизни: смерть отца, Василия Евдокимовича, умершего в возрасте пятидесяти трех лет, 25 апреля 1815 года[41] и первой жены Настасьи Петровны (р. 1793) в 1824 году.[42] Дети от первой жены умерли в  младенчестве. После второго брака на Настасье Михайловне, урожденной Коюткиной (р. 1804) в 1825 году,[43] родились дочери, вошедшие во взрослую жизнь: 9 ноября 1825 г. родилась дочь Екатерина,[44] 5 января 1828 г.- Анна[45] и  11 августа 1829 г. – Анфиса.[46] Он теряет вторую супругу, как было сказано выше от оспы, но в этот период в Москве уже нарастает эпидемия холеры. Третий брак с Екатериной Ивановной состоялся в 1831 г.

В 1839 году  И.В. Волков на короткий период ушел работать в  Звенигородский уезд. Это не помешало ему арендовать Крымские и Серебрянические  бани с 1837 г. Крымские бани по факту на долгие 17 лет.[47] Будучи еще звенигородским купцом, он начинает приобретать недвижимость в Серпуховской части Москвы. В 1840 году И.В. Волков строит богадельню при церкви Рождества Богородицы в селе Роща близ г. Боровска.

С 1841 г. по 1846 г.  у Волкова в субаренде были Новозачатьевские бани.[48] С 1849 г. он снова арендует Серебрянические бани.[49] Все эти деяния не останавливают Волкова с компаньоном, купцом Михаилом Никитичем Зверевым, выиграть в 1843 г. торг на замену Дорогомиловского и Крымского мостов в четыре года.[50] Это был промежуточный вариант по строительству деревянных мостов после их предыдущего возведения в 1788-89 гг. Если вспомнить  аренду Волкова с 1841 по 1849 гг. обеих берегов Москвы-реки от Дорогомиловского до Москворецкого мостов для организации плотомойных мест,[51] то видим вполне сложившего предпринимателя.

Иван Васильевич Волков-старший, постоянно состоявшийся в купечестве, к 1850 г. достиг своего апогея, получив звание потомственного почетного гражданина, в сословие был записан вместе с детьми Иваном, Анной, Анфисой и Аполлинарией.

Младший брат Ивана Васильевича Волкова и полный его тезка, Иван младший (1798-6.3.1844[52]), венчался 19 сентября 1819 г. с Ольгой Антоновной Рыкуновой (р. 1802).[53] В 1828 г. и последующие годы младший брат был московским купцом на Масляном дворе, но в ревизии 1833 года он фигурирует как купеческий брат; у него дочь Анфиса 1820 г.р., сын Александр 1823 г.р. Другие же дети умерли в младенчестве.[54]  Ко времени бракосочетания Анфисы ее отец, Волков-младший стал московским 2-й гильдии купцом. В то время он вместе с мужем своей сестры Настасьи, Гаврилой Гурьевичем Тяпкиным, содержал Масляный двор в Серпуховской части Москвы.[55] Брак Анфисы был совершен 9 января 1838 г. в Москве с касимовским 1-й гильдии купеческим сыном Семеном Васильевым Барковым. Ее жизнь в замужестве была недолгой, так как она скончалась 26 ноября 1842 г. от чахотки.[56] Сына Александра мать, к тому времени вдова, женит 10 ноября 1844 г. на девице Марье Федоровне Калитиной (р. 1827).[57] Александр 2 октября 1847 г. получил звание потомственного почетного гражданина.[58] 2 марта 1853 г. он скончался от чахотки. [59] Иван Васильевич Волков был свидетелем этих печальных событий в жизни своих близких родственников.

Сестра Елена Васильевна выдана замуж 22 июля 1815 г. за московского мещанина Алексея Андрианова.[60] В 1830 г. у нее уже второй супруг — купеческий сын Иван Михайлов.[61]

У братьев Волковых была еще сестра Настасья (р. 1802), которая вышла замуж 18 января 1820г. за купца Гаврилу Гурьевича Тяпкина.[62] Братья Алексей и Гаврила Гурьевичи Тяпкины проживали одной семьей в собственном доме в Малом Овчинниковском переулке.[63] Алексей Гурьев Тяпкин в 1835 г.  был действительным членом Практической академии коммерческих наук,[64] от купеческого общества он в 1835-1841г.г. был избираем экономом Московского мещанского училища.[65]  Братья владели фабрикой по производству папирос. Настасья скончалась 24 марта 1842 г.[66] «от неблагополучных родов» десятым ребенком, сыном Сергеем. В конце 1850-х г.г. два сына Анастасии, оставаясь в купечестве, жили в этом же доме, но уже без родителей и близких.[67]

Судьба дочерей от второго брака Ивана Васильевича Волкова-старшего Екатерины, Анны и Анфисы автором выяснена. Екатерина была выдана замуж за белгородского купца Ивана Денисовича Короткова.[68]

Анфиса первым браком была за немцем Готлибом Тепфером, лютеранского вероисповедания.[69] Следующий ее брак был с Семеном Федоровичем Астаповым.[70]  Анфиса Ивановна Астапова умерла в 1857 г., а ее супруг, на то время тридцати шести лет, 30 октября сочетался вторым браком с московской мещанкой Екатериной Николаевной, двадцати пяти лет, в девичестве Баженовой. [71]

Анна Ивановна Волкова была замужем за Петром Петровичем Сушкиным[72], венчание было совершено 12 января 1847 г.[73] Детей Петра Петровича: Анастасию (р. 21.10.1847),[74] Анну (р. нояб. 1848),[75] Юлию (р. 14.4.1852)[76] и Ивана (р. 9.1.1851)[77] после смерти жены 29 октября 1852 г.[78] взяла к себе его сестра, Фелицата Петровна, супруга купца 1-й гильдии Николая Андреевича Ланина. Фелицата Петровна продолжительное время состояла почетной попечительницей  Московского мещанского училища,[79] а ее супруг  часто выполнял обязанности оценщика строительных работ в купеческом обществе. Занимая различные должности в купеческом обществе, он в 1853 г. пожертвовал 1000 руб. серебром на государственное ополчение, имел правительственные награды. [80]

Юлия умерла до 1854 г.,  вслед за матерью, а Анастасия, выйдя замуж в 1868 г. в Москве за Германа Августовича  Лароша, вскоре родила дочку Зинаиду. При крещении крестным был приглашен П.И. Чайковский. При рождении у Ларошей дочери Ольги, крестным стал брат композитора, Модест. Анастасия Петровна позднее заболела и 7 мая 1875 года скончалась в Висбадене.[81]

На руках вдовца Лароша осталось трое детей: Зинаида  (р.14.8.1869), Ольга (р.май 1873) и Евгений (р.октябрь 1870).[82] Дочерей Зинаиду и Ольгу к своим четверым детям взяла в свою семью на воспитание сестра матери Анна Петровна, вышедшая за Николая Николаевича Мамонтова.[83] Брат Иван Петрович учился в Московской практической академии коммерческих наук. Его сокурсник Николай Мамонтов стал его товарищем, поэтому сестрица Анна Петровна  нашла себе суженого.

Она приняла эстафету своей тетки, воспитавшей ее с сестрой Анастасией и братом Иваном, после смерти их матери, Анны Ивановны. Фелицата Петровна Ланина достойна звания Матери с большой буквы. Вырастив детей своего брата и дав им образование, она своего сына Петра женила на дочери Алексея  Ивановича Хлудова, Ольге Алексеевне. Когда с возрастом тяжело заболел супруг и болезни одолели ее, она сама решала навалившиеся на нее проблемы, не привлекая к ним своих близких. За материальной помощью обращалась в купеческое общество. Вот что она написала 4 апреля 1881 г. своей подруге актрисе Прасковье Ивановне Орловой-Савиной:  « Вы спрашиваете мой  < новый > адрес, вот он: Большая Алексеевская, дом призрения вдов Московского купечества.»[84]

История потомков Ларошей достаточно представлена в Интернете.[85]

В своих воспоминаниях К. Коровин, видимо невольно, вводит нас в заблуждение относительно истории  брака Анастасии Петровны Сушкиной  с  Г.А. Ларошем. Он, повествуя об этом браке, оживил свою тетку Анну, дав ей фамилию Остапова, и выдал ее за Лароша. Двоюродная сестра Анна Семеновна Астапова от брака Анфисы и Семена Астаповых имела разницу в возрасте 7 лет с Костей Коровиным.  Она, видимо, в детстве и покорила своей красотой Костю.  Анна Семеновна Астапова, будучи в невестах, нуждалась в приданом, которое ее отец Семен Федорович вынужден был хлопотать у  купеческого общества.[86]  Скорее, Коровин упоминает в воспоминаниях именно ее, свою двоюродную сестру, назвав тетей Анной, и выдав ее за Лароша вместо Анастасии Петровны Сушкиной.

 Константин Коровин в основном писал свои воспоминания на чужбине. Родственники и друзья были далеко от него. Помочь в чем-то, уточнить и напомнить было некому, семейных документов под рукой не было. Позади трудные годы выживания, впереди болезни и проблемы с добыванием денежных средств. Его прекрасные воспоминания об эпизодах детства читаются с интересом, в них ощущаются живые и эмоциональные впечатления ребенка, открывающего мир, богатый новыми открытиями и далекой-далекой мечтой – достичь мыса Доброй Надежды. Но когда дело касалось семейных легенд, конкретных имен и фамилий своих героев, тут он уходил от действительности. Отнесемся к его воспоминаниям как к художественному произведению, а не как к документу, отражающему истинные события его семьи.

[1] [1]Константин Коровин: Жизнь и творчество, письма, документы, воспоминания / Сост. Н.М. Молева. М., 1963; Молева Н.М. «Жизнь моя – живопись»: К.А. Коровин в Москве. М., 1977. С. 8.

[2]  Ратников Г.Е. Замоскворечье в детстве Кости Коровина // Конференция МГАХИ им. Сурикова. Москва, декабрь 2015. — URL: https://www.youtube.com/watch?v=XYi9dEzDEeU&t=3s (дата обращения 01.06.2017); Ратников Г.Е. Загадки Константина Коровина // Вышневолоцкий историко-краеведческий альманах (ВИКА). № 14. Вышний Волочёк. 2016. С. 136-150; Ратников Г.Е. Большое Буньково — малая родина предков художников Сергея и Константина Коровиных // Епархиальная конференция. Подольск. Ноябрь 2016. — URL: http://pro.cerkov.ru/index.php/ratnikov-g-e-bolshoe-bunkovo-malaya-rodina-predkov-xudozhnikov-sergeya-i-konstantina-korovinyx/ (дата обращения 01.06.2017); Ратников Г.Е. Большое Буньково — малая родина предков художников Коровиных //  Краеведческая конференция г. Пушкино. Февраль 2017.

[3] Центральный государственный архив Москвы, Отдел хранения документов до 1917 года  (Далее -[3] ЦГАМ, ОХД до 1917).  Ф. 203. Оп. 745. Д. 285: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1831 г., церковь Вознесения Господне за Серпуховскими воротами.  Л. 554.

[4] Там же Ф.2122. Оп.1. Д.1774: Метрическая книга Сергиевской церкви Рогожской-Ямской слободы за 1857 г.  Л. 129об.- 130.

[5] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 886:  Метрические книги Дмитровского уезда за  1798 г., церковь Успения Пресвятой Богородицы с. Богословского. Л. 350об.- 351.

[6]  Коровин К.А. «То было давно… там… в России…»: Воспоминания, рассказы, письма. В 2-х кн. Кн. 1: «Моя жизнь»: Мемуары; Рассказы (1929‒1935) / Сост., вступ. ст. Т.С. Ермоловой; прим. Т.С. Ермоловой и Т.В. Есиной. М., 2010. С. 37.

[7]  Российский государственный исторический архив (далее ‒ РГИА). Ф. 1343 (Департамент герольдии Правительствующего Сената).   Оп. 39. Д. 859: О потомственном почетном гражданстве московского купца Волкова  Ивана. Л. 9об., 10.

[8] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 14. Оп. 1. Д. 54: Дело И.В. Волкова  о налоге.

[9] Там же Ф. 203. Оп. 747. Д. 1170: Исповедные ведомости Замоскворецкого  сорока за 1831 г., церковь Вознесения Господне за Серпуховскими воротами . Л. 110об.

[10] Свод результатов общей оценки недвижимых имуществ в Москве. Список владений. Серпуховская часть.- М. 1875. С. 13.

[11] Коровин К.А. Указ. соч. С. 36-37.

[12]  Материалы для истории московского купечества. Общественные приговоры /  Сост. Найденов Н.А. Т.II – М. 1899, № 31. С. 114.

[13] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 745. Д. 196: Метрические книги церквей  Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1815 г.,  церковь Казанской Божьей  Матери у Калужских ворот. Л. 40об.-41.

[14] Известия к № 49 «Московских ведомостей» — 1816,17 июня. С. 1106.

[15] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 32. Оп. 9. Д. 1712: Купчая на вл. № 1 Соколовой. Л. 1-2об.

[16] Клейменова С.В. Из истории повседневной жизни: Саратов начала 1780-х годов по вексельным деньгам губернского магистрата. Саратов. С. 284.

[17] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 32. Оп. 9. Д. 1532: Купчая на дом И.С. Власова. Л. 1-13.

[18] Там же Ф. 2124. Оп. 1. Д. 1845: Метрическая книга  церкви Григория Богослова, что на Дмитровке, за  1816 г.). Л. 119об.

[19] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 2. Оп. 2. Д. 719: Вновь прибывшие после 7-й ревизии в 1817 г.  Л. 21об.- 22;  Оп. 1. Д. 510: Дело Ивана Соколова. Л. 2-6

[20] Там же Ф. 105. Оп. 4. Д. 1938: Учет портерных лавок в Москве на 1818 г. Л. 4об., 21.

[21] Там же Ф. 105. Оп. 4. Д. 1876: Ведомость винных  погребов  в Москве за 1818 г. Л. 16.

[22] Там же Ф. 14. Оп. 6. Д. 457: Алфавитный указатель домовладельцев. Тверская часть. 1832 г. Л. 17об., 260об.- 261.

[23] Там же Ф. 2124. Оп. 1. Д. 1846: Метрическая книга церкви Григория Богослова, что на Дмитровке за 1819  г. Л. 4.

[24] Там же Ф. 2124. Оп. 1. Д. 1846: Метрическая книга церкви Григория Богослова, что на Дмитровке за 1821 г. Л. 20.

[25] Там же Ф. 2124. Оп. 1. Д. 1845: Метрическая книга церкви Григория Богослова, что на Дмитровке за 1818 г. Л. 150об.; Д. 1846: То же за 1819 г. Л. 4;

 То же за 1821 г. Л. 20; То же за 1822 г. Л. 29об.; То же за 1824 г. Л. 39.

[26] Там же Ф. 2. Оп. 2. Д. 719: Посемейные списки купцов Баражской слободы. Вновь прибывшие после 7-й ревизии в 1817 г. Л. 21об.-22.

[27] Там же[27]Ф.203. Оп.745. Д. 281: Метрические книги церквей Китайгородского сорока за 1824 г., церковь Святителя и Чудотворца Николая у Москворецких ворот.  Л. 57.

[28] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 745. Д. 299А: Метрические книги церквей Никитского сорока г. Москвы за 1833 г., церковь Вознесение Господня на Большой Никитской. Л. 61.

[29] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 297: Метрические книги  церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы  за 1833 г., церковь Вознесения Господне за Серпуховскими воротами. Л. 1069.

[30]  Московский некрополь. Т. 1. С.-Петербург. 1907. С. 413.

[31]  Московский некрополь. Т. 1. С.-Петербург. 1907. С.411.

[32] Московский некрополь Т. 1. С.-Петербург. 1907. С. 411.

[33] Адрес-календарь жителей Москвы 1851 г. Ч. 1. Служащие / Сост. К. Нистрем. С. 357.

[34] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 745. Д. 305: Метрические книги церквей Никитского сорока г. Москвы за 1834 г., церковь Вознесение Господня на Большой  Никитской. Л. 76об.; Московский некрополь Т. 1. С.-Петербург. С. 413.

[35]  Коровин К.А. Указ. соч. С. 27.

[36] ЦГАМ, ОХД  до 1917.  Ф. 203. Оп. 745. Д. 886: Метрические книги церквей Дмитровского уезда за  1798 г., церковь Успения Пресвятой Богородицы с. Богословского. Л. 348об.

[37]  Там же Ф. 203. Оп. 747. Д. 1893: Исповедные ведомости церквей Ивановского сорока г. Москвы за 1865 г., церковь Сергиевская в Рогожской – Ямской слободе. Л. 747об.

[38]  Адрес-календарь Москвы, изданный по официальным сведениям к 1 января 1873 г., в пользу московских детских приютов. М., [б/г]. С. 273; Свод результатов общей оценки недвижимых имуществ в Москве. Список владений. Рогожская часть.- М. 1875. С. 12.

[39] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 745. Д. 485: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1853 г., церковь. Казанской Божьей Матери у Калужских ворот. Л. 737об.- 738.

[40] Там же Ф. 2121. Оп. 1. Д. 425: Исповедная ведомость  церкви Казанской Божьей Матери за 1855 г. Л. 15- 16.

[41] Там же[41]Ф. 203. Оп. 745. Д. 196: Метрические книги  церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1815 г., церковь Воскресения в Кадашах. Л. 5об.- 6.

[42] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 245: Метрические книги Китайгородского сорока за 1824 г., церковь Святителя и Чудотворца Николая у Москворецких ворот. Л. 309.

[43] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 251: Метрические книги Китайгородского сорока за 1825 г., церковь Святителя и Чудотворца Николая у Москворецких ворот. Л. 67- 67об.

[44] Там же Л. 64.

[45] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 269: Метрические книги  церквей Китайгородского сорока за 1828 г., церковь Святителя и Чудотворца Николая у Москворецких ворот. Л. 150.

[46] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 275: Метрические книги церквей Китайгородского сорока за 1829 г., церковь Святителя и Чудотворца Николая у Москворецких ворот. Л. 106.

[47]ЦГАМ, ОХД до 1917.  Ф. 14. Оп. 1. Д. 839: Дело И.В. Волкова. Л. 45об.

[48] Там же Ф. 32. Оп. 27. Д. 645: Дело Волкова об аренде. Л. 8-9;   Ф. 14. Оп. 1. Д. 378: Дело Волкова об аренде Новозачатьевских бань.

[49] Там же Ф. 14. Оп. 1. Д. 839: Дело И.В. Волкова.  Л. 85об.

[50] Там же  Ф. 14. Оп. 1. Д. 401: Дело Городской Думы об устройстве мостов. Л. 36, 489, 492.

[51] Там же Ф. 14. Оп. 1. Д. 441: Дело Волкова об аренде. Л. 17-18об.

[52]   Московский некрополь Т. 1. С.-Петербург. 1907. С. 224- 225.

[53] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 2121. Оп. 3. Д. 4: Брачные обыски церкви Вознесения Господне за Серпуховскими воротами за 1819 г. Л. 33об.-  34.

[54] Там же  Ф. 203. Оп. 747. Д. 1172: Исповедные ведомости Китайгородского сорока за 1831 г., церковь Святителя и Чудотворца Николая у Москворецких ворот. Л. 71.

[55] Материалы для истории московского купечества. Общественные приговоры. /Сост. Найденов Н.А. Т.VIII. М. 1899. № 11. С. 380.

[56] Барков В.С. История Василия Дмитриевича Баркова, потомственного  почетного гражданина. — СПб., 1902, С. 130, 134, 136, 140.

[57]  ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 2121. Оп. 3. Д. 7: Брачные обыски церкви Вознесения Господне за Серпуховскими воротами за 1840-1854 гг. Л. 112об.- 113об.

[58] РГИА. Ф. 1343. Оп. 39. Д. 856: Дело о потомственного почетного гражданства московского  купца Александра Волкова.

[59] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 745. Д. 485: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1853 г., церковь Вознесения Господне за Серпуховскими воротами. Л. 136об.

[60] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д.196: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1815 г., церковь Св. Климентия. Л. 239об.

[61] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 279: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1830 г., Космодомианская церковь в  Нижних садах.  Л. 302об.

[62] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 225: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1820 г., церковь Параскевы Пятницы. Л. 213.

[63] Там же Ф. 203. Оп. 747. Д. 1128: Исповедные ведомости  церквей Замоскворецкого сорока за 1829 г., церковь Архангела Михаила в Овчинниках. Л. 72.

[64] Столетие Московской практической академии коммерческих наук. 1810-1910. М. 1910. С. 701.

[65] Исторический очерк пятидесятилетнего существования Московского мещанского училища.  1835-1885. М. 1885. С. 19.

[66] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 745. Д. 361А: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1842 г., церковь Архангела Михаила в  Овчинниках. Л. 883об.-884.

[67] Материалы для истории московского купечества. /Сост. Найденов Н.А. Т. IX — М. 1889. С. 127.

[68]  ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп. 747. Д. 1432: Исповедные  ведомости церквей Замоскворецкого сорока за 1843 г., церковь Вознесения Господне за Серпуховскими воротами. Л. 301.

[69]  Там же Ф. 2121. Оп. 3. Д. 7: Брачные обыски церкви Вознесения Господне за Серпуховскими воротами за 1840-1854 г. Л. 204об.- 205.

[70] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 485: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1853 г., церковь Казанской Божьей Матери у Калужских ворот. Л. 713об.- 714.

[71] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 529: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1857 г., церковь Казанской Божьей Матери у Калужских ворот. Л. 562об.- 563.

[72] Сведения о семье Сушкиных и их родственниках были предоставлены автору прямым потомком И.П. Сушкина, Сергеем Владимировичем Сушкиным.

[73] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 2122. Оп. 3. Д. 4: Брачные обыски церкви Алексея Митрополита на Алексеевской за 1847 г. Л. 162- 163.

[74] Там же Ф. 203. Оп. 745. Д. 422: Метрические книги церквей Ивановского сорока г. Москвы за 1847 г., церкви Алексея Митрополита на Алексеевской. Л. 24об.-25.

[75] Адрес-календарь жителей Москвы 1850 г. Ч. 2. / Сост. К. Нистрем. С. 335; ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф.  51. Оп. 18. Д. 421: Ревизские сказки 10-й  ревизии мещан  Голутвиной слободы. Л. 565.

[76] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп.745. Д. 474: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1852 г., церковь Казанской Божьей Матери  у Калужских ворот. Л. 656об.- 657.

[77] Адрес-календарь жителей Москвы 1850 г. Ч. 2. / Сост. К. Нистрем. С. 335; ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф.  51. Оп. 18. Д. 421: Ревизские сказки 10-й  ревизии мещан Голутвиной слободы. Л. 565.

[78] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 203. Оп.745. Д. 474: Метрические книги церквей Замоскворецкого сорока г. Москвы за 1852 г., церковь Казанской Божьей Матери у Калужских ворот. Л. 734об.- 735.

[79]  Материалы для истории московского купечества. Общественные приговоры. Сост. Найденов Н.А. Т.IX – М. 1909. № 6. С. 93; № 13. С. 274.

[80] ЦГАМ, ОХД до 1917. Ф. 3. Оп. 3. Д. 269: Формулярный список Н.А. Ланина. Л. 1- 4.

[81] Чайковский П.И. Письма к родным. Т. 1: 1850‒1879. М., 1940. С. 104-105, 221, 673, 694.

[82] Российский государственный архив литературы и искусства (далее ‒ РГАЛИ). Ф. 819 (П.И. Орлова-Савина). Оп. 1. Д. 294: Письма от Ф.П. Ланиной.  Л. 103об.

[83] РГАЛИ. Ф. 819. Оп. 1. Д. 294: Письма от Ф.П. Ланиной. Л. 81- 82; Российский родословный фонд. Мамонтовы: фрагмент древа рода. –  URL: http://www.rgfond.ru/rod/4168 (дата обращения 1.8.2017).

[84] РГАЛИ. Ф. 819. Оп. 1. Д. 294:  Письма от Ф.П. Ланиной. Л. 135.

[85] Ольга Аверино. Биография.— URL: http://ru.knowledgr.com/05568875/ (дата обращения 1.8.2017).

[86] Материалы для истории московского купечества. Общественные приговоры / Сост. Найденов Н.А. Т.VIII – М. 1909. № 12. С. 546.

Просмотров (606)

Читать далее

Маршрут путешествия по пути русского войска при взятии Казани

Размещено Сен 4, 2017 в Доклады, Новости, Рекомендации и требования | Комментарии (0)

Герасимов М. Д.

В 1552 году русское войско, возглавляемое первым русским царем Иваном IV, взяло Казань и завоевало Казанское ханство. Прекратились постоянные набеги татарских отрядов на русские земли, проходившие с конца XV века. К середине XVI века, крымские, ногайские, астраханские и казанские татары стали послушными орудиями в руках оттоманской империи, проповедовавшей фанатичную разновидность ислама (сходную с современным ваххабизмом) в отличие от ислама Золотой Орды. Вот почему в этих условиях противостояние Москвы и окрестных мусульман, занявших протурецкие позиции, все более приобретало характер религиозной войны, а Иван IV свой третий поход на Казань спланировал и осуществил, как миссионерский поход с целью уничтожения гнезда пантюркизма и крещения пребывающих в язычестве соседних народов. Известно, что в походе Ивана IV под Казань принимали участие почти 50000 веротерпимых касимовских татар-мусульман. [1]

Такая судьба, например, была уготована татарскому городу Сараклыч, на месте которого была основана Саровская пустынь, а селение Дивеево стало четвертым уделом Богородицы на Земле.

Походу на Казань в 1552 году предшествовали следующие обстоятельства. В 1551 году в Казани был утвержден московский ставленник касимовский хан Шигалей, но в марте 1552 года казанцы подстрекаемые турками и крымцами восстали против власти русского царя. Вскоре государь и боярская дума принимают решение об организации нового похода на Казань. [1].

После тщательных приготовлений к походу 16 июня (ст.ст.) царь Иван выступил сухим путем из Москвы «на свое дело», оставив фактическим наследником и правителем государства митрополита Макария. Помолившись в Успенском соборе царь принял последнее благословение от митрополита Макария и выступил по дороге на Коломну через свои села Коломенское и Остров.

В это время к Туле подошли крымские татары. Государь, оставаясь в Коломне, послал к Туле свои полки. Когда к Туле прибыл сам крымский хан со своими войсками и турецкими янычарами, царь Иоанн, отстояв вечерню, выступил на переправу к Туле, где получил весть о победе русских над крымцами и турками 23 июня. [2]

Далее решено было идти на Казань двумя дорогами: самому государю с полками (своим и левой руки) идти на Владимир и Муром, а всем остальным на Рязань и Мещеру, чтобы заслонить царя на случай внезапного нападения нагаев, и всем сходиться за Алатырем. Хана Шигалея с касимовскими татарами хан отправил на судах в Городец на Волге.

Приходит Государь в храм Успения Богородицы, припадает к иконе Пречистой, которая была на Дону с преславным и великим князем Димитрием Ивановичем, молится со слезами и благословляется у владыки Феодосия.

Пошел царь Иван к Владимиру и шел 5 дней. Прибыв во Владимир, Иоанн горячо молится в соборном храме над гробом своего предка святого Александра Невского, прося помощи в начатом походе.

Прибыв в Муром 13 июля, государь помолился над мощами князя Петра и княгини Февронии и получил благословение от митрополита Макария письмом из Москвы.

20 июля после молебна в храме Рождества Богородицы началась переправа через Оку на Саконский лес и далее на Алатырь (приток реки Суры), а 13 августа Иоанн прибыл в Свияжск, где его ожидали войска, отправленные на судах вместе с пушками и военными снарядами. Именно оттуда царь обратился к жителям Казани с предложением добровольно покориться, а также поручил хану Шигалею написать подобную грамоту. Из Казани пришел ответ хана Едигера с вызовом на брань, и избежать штурма и кровопролития оказалось невозможно.

16 августа войска наши стали переправляться у Свияжска через Волгу на левый берег, а 23 числа русские полки стали занимать назначенные им места и окружили город для осады и штурма Казани. Решительный приступ был назначен на 2 октября. Царь Иван еще раз послал казанцам предложение сдаться, чтобы избежать бессмысленного кровопролития, но казанская знать единодушно отказалась.

В русских полках было велено всем воинам исповедаться и причаститься. Сам царь Иван провел часть ночи со своим духовником, рано утром молился за обедней, принял благословение от священника и поспешил на битву. В результате приступа Казань была взята русскими полками. Узнав, что город окончательно в наших руках, государь приказал священнику служить молебен и собственноручно водрузил крест на том месте, где стояло царское знамя во время взятия города.

4 октября Иоанн повторно посетил Казань, выбрал место для сооружения соборного благовещенского храма и собственноручно заложил его; после чего обошел крестным ходом городские стены и приказал освятить город.

Государь отбыл с войском в обратный путь 11 октября. Пред тем, как въехать в Москву, Иоанн заехал в Сергиеву Лавру, где молился в храме Живоначальной Троицы у раки преподобного Сергия. Множество москвичей встречало царя победителя. Митрополит Макарий встретил государя у Сретенского монастыря. Чтобы увековечить память о взятии Казани, государь приказал приступить к сооружению рядом с Кремлем храма Покрова Пресвятой Богородицы. Для просвещения Христовым учением жителей покоренной земли, через несколько лет была образована Казанская епархия, первым епископом которой был назначен Гурий.

В 1550-х годах духовником царя Иоанна, протопопом Благовещенского собора Кремля, Андреем (в будущем московским митрополитом Афанасием) по повелению государя, в память о взятии Казани была написана икона «Благословенно воинство Небесного Царя». Эта икона показывает духовный смысл земного существования Руси – превращение Русского государства в Святую Русь. [3]

Путь Ивана Грозного на Казань описан в Царственной летописи [4] и в трудах историков и краеведов, но полный конкретный маршрут подробно не описан. Некоторые участки пути не обозначены стоянками (станами). Их вероятный маршрут можно определить из других источников [1], [2]. Это замечание относится и к участку пути войска от Коломны до Владимира и Мурома. Сведения по древним путям восточного Подмосковья приведены в работах [5], [6].

Конкретный маршрут движения царского войска (рис. 1) можно проложить на следующих основаниях:

  • из Коломны войско двигалось на север вдоль реки Москвы по Брашевской дороге до Брашевского перевоза и переправилось на левый берег. На левом берегу Москвы путь пролегал по Бронницкому тракту через Бронницы до села Рогожи (Ногинск) на Клязьме; второй путь на Клязьму от Коломны проходил через Куровское на Вохну (Павловский Посад) и далее на переправу через Клязьму;
  • переправившись через Клязьму в районе Рогожи-Вохна, государь направился вдоль левого берега Клязьмы на восток к Владимиру;
  • во Владимире переправа на правый берег Клязьмы и движение на Муром через Судогду;
  • переправившись через Оку в Муроме, Иоанн по левому берегу реки Тёши дошел до Саконского городища, прошел бассейн реки Пьяны, форсировал реку Суру под Борончеевым Городищем, где и встретился со второй ратью, которая шла через Рязань и Мещеру [7];
  • объединенное войско направилось на север вдоль левого берега реки Свияги к городу Свияжску;
  • переправившись на левый берег Волги у Свияжска, русские войска направились к Казани и взяли город.
  • Возвращение царя с войском в Москву совершалось по Волге на Нижний Новгород, затем вдоль Клязьмы на Владимир и Рогожи;
  • Путь царя Иоанна в Сергиеву Лавру проходил от села Рогожи по Троицкой дороге через Ямкино, Ивановское, Огуднево, Петровское и Радонеж, а прибыл в Москву государь по Радонежской дороге.

На основании вышеизложенного можно предложить автомобильный маршрут по пути русского войска из Москвы на Казань:

  • в пределах Москвы от Кремля по Большой Ордынке, Варшавскому шоссе, Каширскому шоссе и далее на Коломенское шоссе до Коломны;
  • из Коломны по Коломенскому шоссе до Бронниц, далее до Ногинска по Горьковскому шоссе до Владимира;
  • далее Владимир – Судогда – Муром – Арзамас – Алатырь – Буинск – Свияжск, переправа на левый берег Волги – Казань.

Путешествие по пути русского воинства на Казань воспоминание этого славного героического события, ратных подвигов и молитв, освобождения из плена 100000 соотечественников – дань памяти нашим героическим предкам, их подвигу, который был величайшим событием в русской жизни после Куликовской битвы.

Список литературы:

  1. Россия XVI века: Казанский поход Ивана Грозного: Учебное пособие под ред. Ю. А. Курдина. – Арзамас:АГПИ, 2005. – 275с.:ил.
  2. Нечволодов Александр. Сказанаия о Русской Земле: В 5т.Т.4. – М.: Престиж бук, 2006. –320с.: ил.
  3. Перевезенцев С.В. Родство по истории: – М.:«ФИВ», 2015. –456с.
  4. Лицевой летописный свод Ивана Грозного. т.10.

http://www.akteon-elib.ru/LITsIeVOI-LIeTOPISNYI-SVOD-Russkaya-letopisnaya-istoriya-Kniga-21/#102

  1. Копышев П. П. К истории древних трактов восточного Подмосковья и Замосковья. – Ногинск. 2015 – 77с.; ил.
  2. Симонов А.Ю. Древние пути Восточного Подмосковья. Ногинск. 2015 – 60с.; ил.
  3. Петряшин А. С. Поход http://petryashin.ru/index.php?id=8

 

Просмотров (389)

Читать далее

Протоиерей Михаил Герасимов. Паломничества по путям святого благоверного князя Александра Невского.

Размещено Янв 22, 2017 в Доклады, Общие рекомендации, Православный отдых, Семейный православный отдых | Комментарии (0)

В 2017 году исполняется 775 лет победы русского воинства под предводительством благоверного князя Александра Невского в Ледовом побоище на Чудском озере. Поэтому в приходе Иоанно-Предтеченского храма п. Фряново на основании доступных исторических источников, описывающих путь русских дружин навстречу войску Ливонского ордена разработан маршрут паломничества по пути князя Александра на место сражения. Опишем кратко военно-политическую ситуацию на западных границах Новгородской Земли к весне 1242 года.

В 1238 году с благословения папы римского датский король и магистр объединенного Ливонского рыцарского ордена договорились о военных действиях против Руси в Прибалтике с участием шведов. 15 июля 1240 года шведы с союзниками вторглись на территорию Новгородского княжества и были разбиты на Неве дружиной князя Александра Ярославича [1], а в августе того же года Орден начал поход на Русь, ослабленную монгольским нашествием. Против русских выступили ливонские рыцари, ополчение дерптского епископа, войско эстов, датские и шведские рыцари. Немцы взяли Изборск, заняли с помощью псковских бояр-предателей Псков.

Эти события не помешали новгородцам выгнать осенью 1240 года победителя шведов, князя Александра Невского, в Переяславль-Залесский. Только когда противник приблизился к Новгороду на расстояние 30-ти верст, Новгородцы обратились к Великому Владимирскому князю Ярославу (отцу Невского) с просьбой снова направить своего сына на княжение в непокорный город.

Возвращение князя Александра с дружиной и семьей из Переяславля-Залесского в Новгород в 1241 году могло проходить по великим сухопутным тележным дорогам – Старой Лесной Переяславской дороге через Великую Слободу до Москвы [2], а далее по Волоцкой дороге [3], через Торжок до Новгорода (рис. 1). Прибыв в Новгород, князь взял штурмом немецкую крепость в погосте Копорье, а в марте 1242 года дождался владимирскую помощь от отца во главе с братом, князем Андреем, и взял Псков, а затем Изборск.

После этих событий Александр направился с частью своих войск во владения Ливонского ордена, преследуя рыцарей западнее Псковского озера, где пустил своих воинов в «зажитьё». [4]

После того как войска рыцарей вышли навстречу, Невский переправился по льду на восточный берег Теплого озера (в южной его части) у деревни Мосты. Оставив в тыловом охранении отряд Домаша и Кербета, князь поспешил в северном направлении к месту битвы недалеко от урочища Узмень, где его ожидал скрытый до боя отряд князя Андрея.

 Рыцари также переправились у Мостов, а затем разбили в стычке отряд тылового охранения у деревни Чудские Заходы (рис. 2).

В летописях указаны ориентиры места битвы: «на Чудском озере, у урочища Узмень, у Вороньего камня», в них говорится о сражении на земле и на траве. О льде же упоминается лишь в конечной части битвы: новгородцы гнали рыцарей по льду 7 верст. Старая гипотеза о том, что битва происходила на льду у острова Вороний была принята за основную версию (хотя она противоречила летописным источникам) и заняла прочное место во всех учебниках истории.

Последние находки мест захоронения павших воинов с помощью методов и приборов, применяемых в геологии и археологии [4], позволяют локализовать место битвы на восточном берегу Теплого озера. (рис. 2).

Сама битва произошла на суше между деревнями Таборы, Козлово и Самолва. Рыцари наступали с Южной стороны от села Таборы. Не ведая о засадном полке и чувствуя свое военное превосходство в силе, они ринулись в бой попав в ловушку князя Алексадра после атаки засадного полка (как войско Мамая попало в сети Дмитрия Донского). К концу битвы рыцарское войско было оттеснено на весенний лед Желчинской бухты Чудского озера, где множество их погибло и было пленено. После битвы князь Александр возвратился в Псков.

В соответствии с вышеизложенным можно предложить маршрут путешествия по пути князя Александра на место Ледового побоища (рис. 1). Для удобства можно разбить его на участки:

  1. возвращение князя в 1241 году из Переяславля-Залесского по Старой Переяславской дороге в Москву, а затем в Новгород по Волоцкой дороге:

Волоколамск – Ржев – Старица – Торжок – Вышний Волочёк – Валдай – Крестцы – Новгород.

  1. движение войска к Пскову:

По западным берегам р. Волхов, оз. Ильмень, р. Шелони на г. Порхов и Псков.

  1. движение на место битвы:

После посещения Изборска и Печор, возвращение на восточный берег Псковского, а затем Теплого озер к поселениям Мосты, Самолва, Таборы и в музей Ледового побоища (Рис. 2).

Рассмотрим также в этой статье путь воинства князя Александра на битву со шведами и их союзниками на реке Неве в 1240 году. Летом 1240 года до начала Ливонской войны шведы, норвежцы, датчане, представители финских племен с католическими епископами на кораблях прибыли на Неву и стали лагерем в том месте, где Ижора впадает в Неву. Получив от ижорской разведки известие о появлении противника, князь Александр Ярославич принял решение действовать своими силами, не запрашивая помощь у отца. Александр спешил и выступил с малой дружиной, и многие новгородцы не успели присоединиться к нему. Перед выступлением из Новгорода воины собрались у собора Святой Софии и после молитвы получили благословение от архиепископа Спиридона. Александр воодушевил дружину речью, фраза которой дошла до наших дней: «Братья! Не в силе Бог, а в правде…!» Новгородское войско продвигалось сушей вдоль Волхова до города Ладоги, в котором к князю присоединились ладожские ополченцы. Затем войско повернуло на запад вдоль Невы до устья Ижоры. Войско в основном состояло из конных воинов, но в нем были и пехотинцы, которые для того чтобы не терять времени передвигались на лошадях. Русское воинство включало в себя кроме княжеской дружины, три отряда знатных новгородцев и ладожский отряд и под командованием молодого князя, проявило великий героизм, умение, слаженность и разгромило в Невской битве 15 июля иноземных захватчиков[5].

Маршрут для паломников на место Невской битвы таков:

  • Новгород – Кириши – Волхов – Старая Ладога;
  • далее по южному берегу Ладожского озера и Невы на запад до устья Ижоры.

Исторические путешествия «по путям святого благоверного князя Александра Невского» и подготовка к ним являются удобной формой почитания этого великого святого Русской Церкви, имеют познавательное и воспитательное значение.

Список литературы

  1. Житие святого благоверного князя Александра Невского
  2. Реконструкция пути князя Андрея Боголюбского из Вышгорода во Владимир http://trojza.blogspot.ru/2013/11/blog-posthtml
  3. Протоиерей Михаил Герасимов. Паломничество по дороге святителя Николая Зарайского http://pro.cerkov.ru/index.php/protoierej-mixail-gerasimov-palomnichestvo-po-doroge-svyatitelya-nikolaya-zarajskogo/
  4. И. Е. Кольцов. Вороний камень. http://old.redstar.ru/2010/03/17_03/5_02.html
  5. Невская битва http://hram-troicy.prihod.ru/articles/view/id/1132882

Просмотров (82)

Читать далее

Фильм «Святыни Подмосковья. Уроки Истории 1917-2017 гг»

Размещено Дек 3, 2016 в Доклады, Новости, О главном | Комментарии (0)

Фильм «Святыни Подмосковья. Уроки Истории 1917-2017 гг»

Вашему вниманию предлагается фильм, показанный на епархиальной конференции Святыни Подмосковья. Уроки истории 1917-2017.

Посмотреть на youtube: https://youtu.be/FHjSXsEpZYk

Cкачать его можно здесь:
Уроки истории 1917-2017.mp4 (674655923)

 

Просмотров (115)

Читать далее

Ратников Г. Е. БОЛЬШОЕ БУНЬКОВО – МАЛАЯ РОДИНА ПРЕДКОВ ХУДОЖНИКОВ СЕРГЕЯ И КОНСТАНТИНА КОРОВИНЫХ

Размещено Дек 3, 2016 в Доклады | Комментарии (0)

Доклад был прочитан на Епрахиальной конференции «Святыни Подмосковья. Уроки Истории 1917-2017 гг».

Интерес к генеалогии в современное  время продолжает привлекать все большие слои нашего общества. У многих проснулся интерес узнать свое происхождение, и тем более интересно открыть завесу таинства происхождения скрытую самими творческими личностями. Читаешь монографии о творческих личностях  и экскурс о семье избранной персоны на этом заканчивается. А происхождение, предки и их корни – это отсутствует и  не исследовано. Понятно, что в крестьянской стране, которой была многие столетия Россия, наивно рассчитывать на гарантированное благородное происхождение. Но попытки наградить себя благородством не теряет актуальности. Поэтому опираясь на воспоминания художника Константина Коровина, автор постарался по-новому взглянуть на эти воспоминания и даже открыть ряд документов, видимо, волей судьбы, ждавших именно этого времени. 

«Когда родился мой прадед, по Владимирке везли в клетке с большим конвоем «Емельку» Пугачёва, и прадеда наименовали Емельяном».

«Прадед мой, Емельян Васильевич, был родом из Владимирской губернии, Покровского уезда, села Данилова, которое стояло на Владимирском тракте. Крестьяне этого села были ямщицкого сословия. Тогда не было ещё железных дорог, и эти крестьяне были ямщиками. Говорилось – «гоняли ямщину», и не были они крестьянством, а то была вольная ямщина. Они не были крепостными».

«Сын ямщика, Емельян Васильевич был впоследствии управляющим в имении графа Бестужева-Рюмина, казнённого Николаем I декабриста. Графиня Рюмина, лишённая прав дворянства, после казни мужа родила сына и умерла родами, а сын Михаил был усыновлён управляющим графа Рюмина Емельяном Васильевичем. Но у него был и другой сын, тоже Михаил, который и был мой дед». 1

Автор данной статьи обратил внимание на село Данилово Покровского уезда Владимирской губернии, упоминаемое Константином Коровиным. В перечне населённых пунктов в Покровском уезде его не оказалось, а в созвучном ему Ковровском уезде село Данилово нашлось, но хозяевами там были Языковы. Ближайшие деревни и села – их вотчина. Нижегородская ветвь Бестужевых-Рюминых владела местностью в Горбатовском уезде Нижегородской губернии ближе к Волге, в частности сельцом Кудрёшки. Графьями они никогда не были.

От коллеги Подушкова Дмитрия Леонидовича, автора нескольких работ о Константине Коровине в Вышневолоцком уезде,3  неожиданно пришла помощь. Он указал на находку своего товарища Мусатова Д.В. о Ревизской сказке 1850 г. Богородского купца Михаила Емельянова Коровина.4 В ней сообщалось о его вступлении в богородское 3-й гильдии купечество 6 мая 1849 г. из вольноотпущенных крестьян господина Рюмина. На момент подачи Ревизской сказки 17 июля 1850 г. Коровин уже богородский купец 2-й гильдии. Со стороны матери художников, Аполлинарии Ивановны Волковой, необходима была работа по восстановлению родословной купцов Волковых, которую я успешно продолжал. И вот – удачная находка. Работал по Волковым, а нашел Коровиных. В церкви Воскресения в Монетчиках 6 июля 1847 г. состоялось венчание Потомственного Почётного гражданина, московского купца и вдовца Кротова П.Т., 36 лет с вольноотпущенной от статского советника Николая Гавриловича Рюмина девицей Ольгой Игнатовой Коровиной, 16 лет.5  А в свидетелях со стороны невесты её родной дядя крепостной того же Рюмина крестьянин, торгующий по свидетельству, Михаил Емельянов  Коровин. Таким образом, можно с уверенностью искать вольную на Ольгу и семью Михаила Емельяновича Коровина, так как обозначился определённый временной период поиска для Коровиных – со второй половины 1847 г. по первую половину 1849 г. Искомая грамота была найдена автором в середине апреля 2015 года. Поиск документа, пролежавшего 167 лет в фондах архива (сейчас это ЦГАМ, ОХД до 1917 года) увенчался успехом.

Действительно, 2 июня 1848 г. семья Коровиных получила отпускную грамоту от Н.Г. Рюмина.6  7 июня она утверждена Богородским уездным судом под председательством судьи Лебедева.7  Отдельная отпускная грамота была дана крестьянской девке Татьяне Тимофеевой тем же числом. Утверждена её отпускная 7 июня, но другим составом уездного суда.8  Татьяна Тимофеева дочь сестры Натальи братьев Коровиных. Позднее 17 октября 1850 г. Татьяна Тимофеева вступила в московское мещанство.9  Девушка засиделась в девках и стала няней в семье молодых Коровиных, нянчила будущих художников Сергея и Константина. Отпускная на Ольгу Коровину не обнаружена в архиве. Эти документы утеряны. Михаил Емельянович взял на себя заботу о племяннице, так как его брат Игнат скончался в 1843 г. Скорее, Ольгу выкупил её будущий супруг, такие факты имели место в миру.

Отпускная написана в классическом варианте, указан возраст людей, описаны их физические характеристики, точный рост мужчин. Местом жительства семьи оказалась деревня Большое Буньково Богородского уезда Московской губернии. В документе, выданном помещиком, перечислены: прадед художников Емельян Федотович, 78-ми лет, со своей супругой Анной Тихоновной, 80-ти лет; их дед – Михаил Емельянович, 47-ми лет, с супругой Василисой Михайловной того же возраста; их будущий отец – отрок Алексей 12 лет (в действительности ему только исполнилось 11-ть лет и пошел 12-й год). Из документа узнаём рост Емельяна 2 аршина 7 вершков (1,73 м), рост Михаила 2 аршина 8 вершков (1,78 м). 

Николай Гаврилович Рюмин ничего общего не имеет с Бестужевыми-Рюминами. Его отец Гаврила Васильевич Рюмин из рязанских мещан, поднялся на винных откупах. Добросовестное отношение к государственным деньгам позволило получить благосклонность не только правительства, но и Императора Александра I. Правительственные награды и подарки Александра I приблизили его к дворянскому сословию. Только в 1811 г. он оформил дворянство.10 В 1818 году он приобрёл дер. Буньково с 13 деревнями у Всеволожских, которые по документам Генерального межевания 1770 г.11 владели более 30-ю владениями Борковской волости, которые они делили с Голохвастовым Иваном Ивановичем и выдвиженцем, в недавнем прошлом купеческим сыном и родным братом Федора Григорьевича, а теперь дворянином, Григорием Григорьевичем Волковым. По этому документу выявить деление владений между ними не представляется возможным, но нас интересует, кто владелец дер. Б. Буньково. А им оказался Всеволод Алексеевич Всеволожский. По его завещанию Б. Буньково перешло к сыну его брата Андрея, погибшего во время Пугачевского бунта, Всеволоду Андреевичу. Дер. Панкратово и Васильево Рюмин выкупил у племянника И.И. Голохвастова Дмитрия Павловича. Это Гаврила Васильевич Рюмин в 1821 г. дал вольную за 17 тыс. руб. семье Саввы Морозова, будущему основателю текстильной династии. Отпускная на семью Морозовых отсутствует в архиве. За какую сумму Коровины вырвались на свободу, мы уже не узнаем.

Б. Буньково для семьи Коровиных – их малая родина. Б. Буньково до правления Екатерины II входило в приход церкви Рождества Христова, что у озера Данилищево. В прошлом эта местность была вотчиной Троицко — Сергиевской лавры. Секулиризацию владений монастыря провел Петр I. Сохранившиеся  Исповедные ведомости церкви позволяют заглянуть только до 1742 г. Но этого вполне достаточно, чтобы составить представление о семье Коровиных. Мужская часть предыдущих поколений не покидала своего места жительства весь XVIII век. Алексей Финогенов родился в 1708 году. На сегодня это родоначальник семейства Коровиных. Его потомки – художники от него стоят в 7-м поколении. Екатерина II одарила своих соратников, участвовавших в возведении ее на трон, братьев Всеволожских, Волковых и Голохвастова. Поэтому с этого времени крестьяне  Б. Буньково стали крепостными помещиков. С 1762 г. эта деревня в приходе ц. Успения Пресвятой Богородицы села Богословского. Метрические книги церкви сохранились с 1787 года. Годы жизни наших героев установлены по Исповедной ведомости 1755 года.12  Супруга Алексея Финогенова Евдокия Иванова его ровесница. У них трое сыновей и 15-летняя дочь Венера.
Выявить наличие других  более  старших дочерей пока не было возможности. Сын Федор уже женат и проживает с родителями. Он 1733 года рождения. У него супруга Васса Алексеева, старше мужа на 1 год. У них сын Федот 1751 года рождения и сын Егор 1754 года рождения. По Исповедной ведомости 1771 года13 Федот Федоров живет с супругой Ириной Ивановой, которая моложе его на 1 год. Они проживают в доме тещи вдовы Агрипены Ильиной. В 1774 году у них две дочери и сын Емельян 1 года14. Значит, Емельян родился в конце 1773 года, а не осенью 1774 года, когда везли в Москву Емельяна Пугачева. Крепостной крестьянин дер. Б. Буньково сын Федота Федорова Емельян Федотов обвенчался с дочерью крестьянина той же деревни Тихона Егорова Анной Тихоновой 7 мая 1790 г.15. В 1792 году 1 января у молодых родился сын Игнатий16. Сын Михаил родился 6 июля 1798 году17. Будущая супруга Михаила Васса родилась 14 августа 1798 г.18, то есть они, действительно, ровесники. 21 апреля 1819 г. Михаил Емельянов обвенчался с дочерью крестьянина Михаила Никифорова Вассой. 19   В 1821 году родился первый ребенок в молодой семье, но в будущем из дочерей выжили только Марья (1825 г.р.) и Авдотья (1829 г.р.).

Все рассуждения о «разбогатевших владимирских ямщиках… Бестужевых-Рюминых» должны уйти в прошлое. Предки Коровиных были крепостными крестьянами и работали на земле. Малая родина предков художников Коровиных дер. Б. Буньково. В 1828 году семья живет одной семьей – родители и два брата: Игнат с супругой второго брака и детьми, и Михаил с супругой и дочерью Марьей; их сестра Наталья живет отдельно в семье мужа Тимофея Игнатова, не получившего фамилии с первым своим ребенком. По 8-й ревизии в 1834 году Игнат со своими домочадцами живет отдельно от семьи.20  Используя лояльность помещика Рюмина Н.Г., Михаил Емельянов в 30-ые годы уходит с семьей в Москву. В 1837 году 11 мая сын Алексей родился уже в Москве, 14 числа крещен в ц. Сергиевской Рогожской – Ямской слободы. Восприемниками был московский купец Алексей Михайлов Титов и жена московского купца Новикова Меланья Федорова. 21  Михаил Емельянов Коровин снимает жилье у ямщика Чуркина.22  Старшее поколение остается жить в дер. Б. Буньково.23  На момент венчания дочери Марьи в 1841 году с ямщиком Рогожской-Ямской слободы Никитой Ивановичем Ершовым, в семье, кроме сына, остаётся ещё дочь Авдотья. Коровин породнился с крепкими хозяйственниками. Клан Ершовых держит значительную часть недвижимости, это 12 домовладений в Рогожской-Ямской слободе Москвы. Два брата Иван и Алексей Никитичи живут одной семьей в наемном доме. Но к 1838 году Иван ушел из жизни и оставил на то время шестерых своих детей на плечах брата и супруги вдовы. По сообщениям из газет мы узнаем и о других приобретениях братьев: в Саратовской губернии Кузнецкого уезда в селе Пенделовке дом с салотопильным и конным заводами, с принадлежащими к ним землею и лесом; в селе Мардовском при реке Кадоде шерстяная мойка и суконная фабрика с машинами и разными принадлежностями; в городе Самаре дома с салотопильным заводом со всеми принадлежностями.24  Братья, не забывая свое ямщицкое происхождение, периодически вступали в московское купечество разных гильдий. Породнившись с Ершовыми, крепостной крестьянин Михаил Коровин идет на серьезный шаг в бизнесе и 6 февраля 1843 г. получает разрешение Министра Внутренних Дел на организацию контор по найму лошадей для пассажиров и перевозке тяжестей в городах Москве, Казани и Нижнем Новгороде.25  18 марта 1844 г. он получает аналогичное разрешение в городах Тюмени, Костроме, Ярославле, Екатеринбурге, Перми и Владимире.26  Мы не знаем, до какой степени Михаил Емельянович реализовал эти проекты, но видим, что через 5 лет и 4 месяца он выкупает свою семью на волю. В 1846 году дочь Авдотья стала супругой московского купца Андрея Ивановича Блинникова-Вяземского. В будущем их дочь Варя участник детских приключений Кости Коровина. Михаил Коровин достаточно скромно (три рекламы в год), но прибегает к рекламе, чтобы активизировать свой бизнес. И в рекламе своей московской конторы 2 июля 1852 г. в газете «Ведомости московской городской полиции» называет себя московским купцом. В 1850-е годы Коровин становится
купцом 1-й гильдии портового города Ейска на Азовском море. Но для участия в общественной жизни московского купечества Михаил Коровин оформляет временное московское купечество 3-й гильдии и избирается
в 1857 году в Коммерческий суд на должность присяжного попечителя на предстоящие три года.27  

Старообрядство деда только в воспоминаниях Константина Коровина. В исповедных ведомостях церквей дер. Б. Буньково семьи раскольников указываются отдельно. Насыщенность края раскольниками довольна высока. В дер. Б. Буньково в исповедных ведомостях 1769 года из 42 изб в 10 проживают раскольники, то есть четверть. Коровиных в этих списках нет. Интересно как в Писцовых книгах XVI века за 1573-1574г.г. « дер. Бунково и в ней крестьян 1 двор28  В метрических книгах Коровины приверженцы православной церкви. В своей работе исследователь Н.М Молева29 выражает недоумение поездкой Константина Коровина в Рогожскую слободу при работе над декорациями «Хованщины» М.П. Мусорского. С чего бы ему знакомиться с жизнью старообрядцев, когда он родился, с его слов, в старообрядческой семье и провел в ней детство. Бывший дом-дворец Ершовых с садом (вл. 517, 518) по М. Алексеевской ул. Рогожской слободы Михаил Коровин арендует у градского общества после банкротства  1852 года Алексея Никитича Ершова. Недвижимостью владеет только его супруга Васса Михайловна (вл. 497, 498) в Дурном пер. Рогожской слободы.30 К 1868 году добавился соседний участок (вл. 499).31  С рекламой Коровина (как я уже заметил, достаточно редкой) однажды появляется реклама вновь открытого магазина мужских нарядов Тепфера. Эти объявления случайно оказались рядом в газете «Ведомости московской городской полиции» за 10 июля 1851 г. Заметим, что временный московский купец Готлиб Иванович Тепфер 29 октября того же года сочетался браком с Анфисой, дочерью московского купца Ивана Васильевича Волкова,32  а Михаил Емельянович Коровин через 6 лет женил своего сына Алексея на Аполлинарии, другой дочери того же Ивана Васильевича Волкова,33  к тому времени уже умершего. Теперь появился повод обратить внимание на семью купца Ивана Васильевича Волкова. Семейство боровских купцов Волковых приходит в Москву
11 декабря 1813 г. после разорения наполеоновским нашествием их прежнего места жительства, села Роща близ Боровска, и вступает в московское купечество. В него входили Василий Евдокимович с супругой Меланьей Алексеевной, два сына их Иваны Васильевичи – братья полные тезки,
а также дочь Настасья. Старший сын прибыл в Москву уже женатым с супругой Настасьей Петровной. Источниками исследования жизни семьи Волковых и ее хозяйственной деятельности становятся найденные нами ревизские сказки, исповедальные ведомости, церковные метрические книги, а также сообщения в газетах «Московские губернские ведомости», «Московские ведомости», интересующих нас лет. Нам удалось проследить историю семьи Волковых в период с 7 ревизии (1815 г.) по 9 ревизию
(1850 г.).34 Иван Васильевич Большой Волков (1791 года рождения), ведет активную предпринимательскую деятельность в основном в Серпуховской и Городской частях Москвы. Так с 1817 по 1839 гг. он – содержатель различных дворов градского общества: масляный, мытный, скотопригонный, рыбный (в современном понимании это крупные городские рынки, разделенные профильной продажей товара). Короткий период Волков И.В. был звенигородским купцом, а, вернувшись в Москву купцом 1 гильдии, взял в аренду оба берега Москвы-реки от Дорогомиловского до Москворецкого моста для организации плотомойных мест.35 16 марта 1844 г. московский купец 1-й гильдии Иван Васильевич Волков вместе с детьми: сыном Иваном и дочерьми Анною, Анфисою и Аполлинарию получил звание Потомственного Почетного Гражданства.36 Анна и Анфиса дочери от второго брака Ивана Васильевича с Настасьей Михайловной Коюткиной. Брак Анфисы продлился недолго, ее супруг умер к осени 1852 г. Уже в 1853 г. она замужем за купцом Семеном Федоровичем Астаповым, и 17 января 1854 г. у них родилась дочь Анна. Анфиса умерла в конце 1857 г. Ее сестра Анна с 1847 г. замужем за Петром Петровичем Сушкиным37. Она умерла еще раньше Анфисы – в конце 1852 г. Вызывает сомнение история тетки Анны, представленная Константином Коровиным. Читаем К. Коровина: «Анна Остапова, моя тетка, молодая красавица восточного типа, в пышном кринолине и в локонах, читает стихи, а моя мать играет на арфе… Шести лет я был смертельно влюблен в тетю Аню… Какой-то человек водил ее крэгом перед священником. Это был Ларош…»38  

В действительности старшая дочь Анны Анастасия вышла за Германа Августовича Лароша. Свидетелем их отношений был П.И. Чайковский39 и, как видим, сам К. Коровин, назвав свою двоюродную сестру Анастасию Петровну Сушкину тетей Анной.

Аполлинария и сын Иван – дети от третьего брака Ивана Васильевича с Екатериной Ивановной. Обстоятельства жизни Екатерины Ивановны до брака нам пока не известны. После венчания Алексея Коровина и Аполлинарии Волковой 31 мая 1857 г., уже 9 августа 1858 г. они крестили своего первенца Сергея. Восприемниками новорожденного были  коллежский асессор и кавалер Алексей Михайлович Титов, который крестный самого Алексея, и бабка младенца со стороны отца.40 Присутствие через 21 год дворянина Алексея Титова говорит о долгой дружбе его с Михаилом Емельяновичем Коровиным. При крещении сына Константина 24 ноября 1861 г. восприемниками были ямщик Алексей Никитич Ершов и снова Васса Михайловна, бабка младенца со стороны отца.41 Алексей Никитич двоюродный брат крестника, он сын Марьи Михайловны и Никиты Ивановича Ершовых. В исповедных ведомостях Екатерина Ивановна единственная в семье отмечена поповинского толка. Это одно из направлений раскольничества. Только в конце XIX века оно стало называться старообрядчеством. Поэтому имя Екатерины Ивановны отсутствует в манифесте Николая I на звание ППГ, так как консистория не могла подтвердить лояльность ее персоны. Но волей судьбы в сообщениях газет42 она вместе с семьей упоминается как получившая звание ППГ. Со смертью Ивана Васильевича в 1853 г. семья Волковых начинает терять недвижимость. К этому времени на нем было 5 домовладений в Серпуховской, Якиманской, Хамовнической, Рогожской и 4 лавки в Городской частях Москвы.43  Основная доля семейных домовладений была записана на Екатерину Ивановну. Это 7 участков в Серпуховской и Якиманской частях Москвы.44  
В своих воспоминаниях К. Коровин упоминает дом бабушки, в котором он любил гостить. Это домовладение по Малой Серпуховской ул. (вл. 513/595), которое сохранилось за ней до 1875 г.45 Участок в современном исчислении был площадью практически 70 соток земли. Поэтому маленький Костя смотрел заход солнца в саду за домом, где забор участка не мешал видеть закат. Строгой религиозности Костя у бабушки не наблюдает, она советует ему только читать молитву на ночь. В своем доме у Коровиных и этому его не учат. В конце XIX века становится модным причислять своих предков к старообрядцам. Видимо и Коровин в воспоминаниях решил поддаться этой моде и сделал своего деда Михаила старообрядцем. А дом Екатерины Ивановны по М. Серпуховской получил № 38. В настоящее время дом не сохранился, так как в 1960-е годы эта сторона улицы расширялась.

Обратиться к воспоминаниям К. Коровина заставило ухудшение зрения. Ранее он за месяц писал до 10 картин. На чужбине он единственный кормилец своей семьи. Заработок от статей в журналах и газетах русского эмигрантского общества позволял как-то перебиваться. Поэтому в его воспоминаниях, которые он писал, не имея под рукой документов семьи, мы находим несовпадения, предложенных им семейных историй, с найденным фактическим материалом из архивных документов и газет.

 

Список литературы.

1  Коровин К. А. «То было давно… там…в России…»: Воспоминания,

   рассказы, письма: В двух кн. Кн. 1. «Моя   жизнь»: Мемуары;    

   Рассказы (1929-1935) /  К.А.Коровин. Сост., вступ. ст.

   Т.С.Ермоловой; прим. Т.С.Ермоловой и Т.В.Есиной. – М.  Русский

   путь, 2010. с.27.

 2 Списки населенных мест Российской Империи, составленные 

    и издаваемые Центральным статистическим комитетом

    Министерства    внутренних дел. VI. Владимирская губерния:

     по сведениям 1859 года / Обработан ред. М. Раевским. СПб., 1863.

     с.89

 3 Подушков  Д. Л. Художник К. А. Коровин в Вышневолоцком уезде

     Тверской губернии в 1870; 1918-1921годах. Изд. ООО «Ирида-

      прос» (Выщний Волочек), 2011.

    Подушков Д.Л. Пребывание художника Константина Алексеевича

   Коровина в Удомле. Краеведческий альманах

    «Удомельская старина», №7, июнь 1998.

 4 Центральный государственный архив гор. Москвы, Отдел               

   хранения документов до 1917 года (далее ‒ ЦГАМ, ОХД до 1917),

  ф.51 оп.8 д.383 л.120об., л.121.

 5 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф.203 оп.745 д.419 л.133об.,134. 

 6 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф.51 оп.7 д.893 л.119,119об.

 7 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф.51 оп.7 д.893 л.120.

 8 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф.51 оп.7 д.893 л.109

 9 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф.51 оп.7 д.893 л.103

 10 Евсин И.В. Рязанские благотворители. Гаврила Рюмин.

   Изд. Г. «Благовест», «Зерна-Слова»,  2013, с.16

 11 Кусов В.С. Земли Московской губернии в XVIII веке. Карты уездов.

    Описания землевладений. Т.1 М., 2004. с.37, 38.

 12 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп.747, д.225, л.743-747

 13  ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп.747, д.412, л.745

 14 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп.747, д.449, л.354

 15 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп. 745, д. 795, л.69

 16 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп. 745, д. 821, л.366

 17 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп. 745, д. 886, л.348об.

 18 ЦГАМ, ОХД  до 1917,  ф. 203, оп. 745, д. 886, л.350об., 351. 

 19 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп.745, д.1163, л.451об.                                             

 20 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 51, оп. 8, д.189, л.343об.- 380.

 21 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф. 203, оп. 745, д. 320: л.810об.

 22 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп. 747, д. 1476 л.727об.

 23 ЦГАМ, ОХД до 1917,  ф. 203, оп. 747, д. 1481, л.71об.

 24 Газета «Московские Губернские ведомости» -1853г.-№44 31 октября

      с.841-842

 25 Газета «Московские Губернские ведомости»- 1843г.- №6 6 февраля

       с.44

 26 Газета «Московские Губернские ведомости» -1844г.- №12 18 марта

        с.113

 27  Материалы для истории московского купечества. Общественные  

     приговоры. Сост. Найденов Н.А. Т. VI – М.: Типография М.Г.

    Волчанинова, 1908, № 116, с. 412.

 28 Писцовые книги XVI века. — изд. Императорского географического

     под ред. Действительного члена Н.В.Калагова, Спб. 1872г. с.289.

 29  Молева Н.М. «Жизнь моя – живопись»: К.А. Коровин в Москве. М.,

     1977, с.6 

 30 Алфавитный указатель к плану столичного города Москвы,

    составленному по распоряжению Г. Московского

    Обер- Полицмейстера Свиты Его Императорского Величества

    Генерал-Майора Лужина А. Хотевым — изд. с утверждением

      Г. Московского военного Генерал-Губернатора

      Генерал- Адъютанта Графа А.А. Закревского

      М. в типографии Ведомости московской городской полиции

     1852-1853, с.160

31 Указатель к плану города Москвы, напечатанному Московскою

     городскою распорядительною думаю в 1868году – М. 1868,

    печатана С.Н. Яковлева Трехпрудный пер., свой дом, с.223

32 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф. 2121, оп. 3, д. 7 л.204об., 205.

33 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф. 2122, оп. 1, д. 1774, л.129 об., 130.

 34 Материалы для истории московского купечества.

    Сост. Найденов Н.А. Т. VI — М.: Типография М.Г.

    Волчанинова, 1887, с.114.

    Материалы для истории московского купечества.

    Сост. Найденов Н.А. Т. VII — М.: Типография М.Г.

    Волчанинова, 1888, с.122.

   Материалы для истории московского купечества.

    Сост. Найденов Н.А. Т. VIII — М.: Типография М.Г.

    Волчанинова, 1889, с.140.

 35 ЦГАМ, ОХД до 1917г. ф.14, оп.1, д.441

36 РГИА Спб, ф. 1343, оп. 39, д. 859, л.9об.,10.

37 ЦГАМ, ОХД до 1917г. ф.2122, оп.3 д.4 л.162, 162об., 163.

38 Коровин К.А.«То было давно… там…в России…»: Воспоминания, 

     рассказы, письма: В двух кн. Кн. 1. «Моя   жизнь»: Мемуары;

     Рассказы    (1929-1935) /  К.А.Коровин. Сост.,   вступ. ст.

     Т.С.Ермоловой; прим. Т.С.Ермоловой и Т.В.Есиной. – М. Русский

      путь, 2010, с.215

 39 Чайковский П.И. Письма к родным. Т. 1: 1850-1879. М., 1940.

      с. 104, 105, 221, 673, 694, 695.

 40 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф. 2122, оп. 1, д. 1774, л.190об.,191.

  41 ЦГАМ, ОХД до 1917, ф. 2122, оп. 1, д. 1775, л.229об., 230.  

 42 г.«Московские ведомости»-1844г. №92 1августа с.584;
               г. «Московские губернские ведомости» — 1844 г. № 32 5 августа            

    с.281.

  43  г. «Московские губернские ведомости» — 1858г. № 52 27 декабря

        с.679-681

   44 Алфавитный указатель к плану столичного города Москвы,

        составленному по распоряжению Г. Московского

         Обер- Полицмейстера Свиты Его Императорского Величества

         Генерал-Майора Лужина А. Хотевым — изд. с утверждением

         Г. Московского военного Генерал-Губернатора

          Генерал- Адъютанта Графа А.А. Закревского

         М. в типографии Ведомости московской городской полиции

          1852-1853, с.87

     45  Свод результатов общей оценки недвижимых имуществ в Москве.

          Список владений. Серпуховская часть.- М.

          Тип. И.И. Родзевича, 1875г.,  с.13

Просмотров (1474)

Читать далее